История комбината
Глава 6-10

6. Смена собственника завода

 

При смене собственника завода, в 1912 году, на лесозаводе произведена реконструкция оборудования. Завод перешел на двухсменную работу. Первая дневная смена начиналась с 6 часов утра и продолжалась до 6 часов вечера с перерывом на обед с 12 до 13 часов. Вторая ночная смена начиналась с 6 часов вечера и оканчивалась в 6 часов утра с перерывом для короткого отдыха и приема пищи с 12 часов до 2-х часов ночи.

К 1914 году к котельному отделению был выстроен пристрой, и установили там два котла, Саратовского завода, площадью нагрева 200 м2 каждый. Эти котлы были изготовлены для нефтяного отопления, их переделали на отопление опилками. Для получения перегретого пара, к двум старым котлам установили паронагреватель, системы «Борзик». Имелась заводская водокачка с электромотором и центробежным насосом для дальнейшей подачи воды к паровым котлам. В лесопильный корпус вода поступала от парового котла.

В январе 1914 года АО выделило 44000 рублей на расширение силовой станции Лобвинского л/з. Мощности старой станции было недостаточно для приведения в действие новых транспортных сооружений (лесотасок, элеватора), для подвозки бревен, дров, древесного угля. Главный расход - 35000 рублей, пошел на приобретение паровой машины, турбогенератора «Динамо». «Динамо» вырабатывало уже переменный ток. 5000 рублей было выделено для строительства сушила.

На 1917 год, в машинном отделении, паросиловой станции, работали: паровая машина на 700 ( л.с.), вторая паровая машина, для вращения большой динамомашины, (завода «Сталь») на 85 ( л.с.). В электрическом отделении находились: большая динамомашина, на 440 вольт, 220 ампер, 120 ( л.с.), две одинаковые, малые динамомашины, на 230 вольт, 34,4 ампер (одна из них была резервной). В электрическом отделении находился мраморный распределительный щит, оборудованный измерительными приборами, с15-ю рубильниками и реостатом.

Электрические лампочки применялись в 16 и 20 свечей. Была установлена э/лампа «Реманъ», в 600 свечей. В электрическом отделении находилась паровая, горизонтальная машина «Комнаунтъ», на 70 (л.с.).

Лобвинский и Лялинский лесозаводы, давали в месяц около 260000 пудов топлива (опила, щепы) для силовых станций. 29 сентября 1914 года, в лесопильном корпусе, была установлена дробилка и транспортер для переработки отходов лесопиления (горбыля и рейки) в щепу. Щепу и опилки, как топливо, поставляли в паросиловую, и отправляли на Лялинскую силовую станцию. Было закрыто «жигалище» отходов лесопиления.

В распиловочном корпусе, на лесорамах, внедряли автоматические счетчики по обмеру поступающих в распиловку бревен. На лесотасках действовала обмывочная система бревен, подаваемых после сплава.

Пилоправному хозяйству во все годы придавали особое значение, для проточки пил были задействованы шведские автоматические станки.

Для определения запасов лесонасаждений на территории округа Лесоиндустриальным и Земельно-техническим товариществом в 1912-1915 годах были проведены лесоустроительные работы: составлена карта и таксационное описание лесов, разбиты в натуре квартала.

В 1915 году, для утилизации сухостойного леса, в округе было построено 34 углевыжигательных печей, кучным способом. В Лобве действовало 40 углевыжигательных печей, типа «Шварца». Печи «Шварца» были сложены из кирпича и имели прогрессивную конструкцию. «Печи Шварца» давали уголь высокого качества, и большой выход угля из дров, чем способ так называемых «кученок». Древесный уголь, получаемый из низкосортной хвойной древесины, крупного горбыля и рейки, отправлялся на металлургические заводы: Надеждинский, Нижнее-Тагильский, Кушвинский.

Для удовлетворения потребности завода в кирпиче, на берегу реки Лямпы, был построен кирпичный завод. Завод имел три печи для обжига кирпича и три сарая для сырца. Для рабочих завода был выстроен один барак и жилой дом.

В годы первой мировой войны рабочие Лобвинского лесозавода и рабочие лесозаготовители призывных возрастов ушли в действующую армию. Для их замены правление округа в 1915 году привезло в Лобву около 200 военнопленных: немцев, австрийцев, венгров. Также для выполнения подсобно-вспомогательных работ были завербованы китайцы. Несмотря на определенные трудности военного времени, правление округа сумело обеспечить заготовку пиловочного сырья в 1915-1917 годах в необходимых объемах, но из-за низкого уровня воды в реке вследствие малоснежной зимы 1917 года приплавили до завода только половину заготовленной древесины.

 

7. Рабочий поселок

 

Строительство лесопильного завода и его эксплуатация вызвали постоянную потребность в притоке рабочей силы. Эта потребность удовлетворялась за счет переселенцев и вербованных из Вятской, Казанской и других губерний России, приехавших на Урал в поисках лучшей доли, а также местных жителей, крестьян окрестных деревень.

До пуска завода станция Лобва, возникшая в 1905 году, представляла собой поселок, состоящий из квартир железнодорожных служащих и одного частного дома. После постройки завода картина начинает меняться. В непосредственной близости от завода строится рабочий поселок, состоящий из четырех небольших улиц (линий) и названный в народе «заводской поселок». Большинство жилищ в первые годы представляли собой казармы с тройными нарами вдоль стен на 130-150 человек, в них проживали вместе и холостые рабочие и семейные. Позднее строить казармы стали с небольшими комнатами (номерами) на одно окно. Обычно казармы имели 16 или 8 комнат (номеров) с общим длинным и темным коридором. Также стоились четырех-трех-двух и очень редко одноквартирные дома. В заводском поселке были выстроены лавки потребительского общества, пожарное депо с квартирой, контора лесничества, пекарня, баня, общежитие («холостятская»), полицейский участок («кутузка»), заводская конюшня.

Отдельно для железнодорожных рабочих завода была выстроена казарма и дом.

В первые годы на средней гавани была так называемая «Казарма Перминова» и один жилой дом. Местность, где расположились завод и рабочий поселок, была сильно заболочена, поэтому вынуждены были прорыть глубокие водоотводные канавы, а дороги строить из бревенчатого настила.

По другую сторону Богословской железной дороги, в одной версте от завода, сравнительно быстро вырос другой жилой микрорайон под общим названием «Теребиловский». Здесь строились индивидуальные небольшие дома из отходов лесопиления. Каркасы стен сооружались из низкосортных досок и горбыля, засыпались опилом и золой. Землю под усадьбу закупали у крестьян деревни Лопаево, так как последние владели значительными сенокосными угодьями вдоль берегов реки Лобвы. Это была типичная «теребиловка», «грабиловка», «Порт-Артур», как обычно звали вырастающие около новостроек поселки. Здесь строились, как хотели и где хотели, без порядка и плана. Одна хибара сколачивалась из нарубленного в лесу сухарника, другая – из отрезков бревен, а больше – из досок. Остатки ящика, лист фанеры, кусок кровельного или листового железа – все шло в дело. Крышу заменяли хвойные ветки и дерн. Поселок издали походил на серую груду каких-то обломков и мусора. Рабочий шел туда за рубль в месяц его брался приютить кто-нибудь из воробьевских обывателей. А через месяц или два, если рабочий приживался на заводе, он сам «соображал» себе халупу, складывал в ней кирпичную печурку или добывал старую, прогоревшую, железную печку и устраивался самостоятельным хозяином. Иногда рабочие, которые могли получить угол в заводском поселке, предпочитали построить себе жилище в «Воробьевке», чтобы быть подальше от хозяйского глаза. А как они жили там, и кто вообще жил, заводской администрации было глубоко безразлично. Если кто интересовался поселком, так это только урядник, и то в случае крупных происшествий, «грабительства или смертоубийства». Так жили в поселке в тесноте, в грязи, в холоде, страдая от дождя и от паразитов.

Рабочие и служащие вне служебного времени сходились только порою в «клубе», большом сарае, специально построенном для показа кино и любительских спектаклей. Иногда устраивались вечера танцев и игр. Охотой служащие занимались мало. Кое-кто ходил весной на глухарей или уток. Но пойти целой группой на медведя любили. Покупали у охотника берлогу и залпами били медведя. Катались на салазках с высоких ледяных гор, увлекались этим не только подростки, но и взрослые. Иные служащие разнообразили вечера таким «оригинальным» способом: ставили на стол вина, водку, селедку, масло и что еще было из съедобного. Тушили свет, усаживались за стол и в темноте брали со стола, что попадется. Это как будто бы было очень весело. Вели «сибирскую беседу», усаживались у стола в кресло и целыми часами - щелкая кедровые орешки, набирая их с одной тарелки и выплевывая скорлупу на другую. Такая «сибирская беседа» была у многих в обычае. Щелканье орехов заменяло разговоры, и люди просиживали часами друг с другом, не проронив ни слова.

На весь поселок был открыт один «приемный покой» - маленькая амбулатория на 2 койки во главе с фельдшером Варикутовой Е.М. лечебная помощь оказывалась здесь за наличный расчет. Тяжелобольных отправляли на лечение в Павду, Лялю, Верхотурье. Практически в поселке медицинское обслуживание отсутствовало, что приводило к частым эпидемическим заболеваниям среди рабочих.

Не лучше обстояло дело с образованием. Девять лет в поселке не было школы. Наконец, осенью 1914 года была открыта трехклассная начальная школа, которая окончательно была достроена в следующем 1915 году. В школе не хватало учебных пособий, мебели. Значительно раньше школы была построена часовня, в которой регулярно проводил службу батюшка из деревни Ляля – Титово. С 1911 года при заводе был учрежден и исправно функционировал полицейский участок, в штате которого состояли урядник и два стражника. При железнодорожной станции Лобва находился жандарм.

Культурно – просветительских учреждений также не было. Перед империалистической войной делец Азанов в небольшом сарае устроил для лобвинцев «кинематограф» - летний кинотеатр, но он удовлетворял, скорее всего, коммерчимским интересам хозяина, чем просвещал рабочих.

По воспоминаниям старожилов, излюбленным способом времяпровождения, особенно в теплые погожие дни, у жителей поселка считалось «встречать пассажирский поезд». Люди, одевшись по праздничному, прогуливались по перрону. Гуляли до железнодорожного моста.

 

8. Заработная плата

 

Кадровым рабочим и специалистам были установлены месячные оклады и жалования. На первый взгляд высокие. Однако рабочие без дополнительной оплаты обязаны были в выходные, праздничные дни и в часы остановок завода производить все ремонтные и аварийные работы. За малейшее нарушение трудовой дисциплины, порчу пиломатериалов, сырья и инструментов налагался штраф. Так, например, за прогул налагался штраф в размере до шестидневного заработка (4-5 рублей), за принесение в цех спиртных напитков штраф до 1 рубля (почти дневной заработок). Среднемесячная заработная плата на Лобвинском лесопильном заводе за 1914 год (продолжительность рабочего дня – 11 часов).

Распиловочный цех.

Навальщик - 35 рублей

Обрезчик - 40 рублей

Вершинный - 30 рублей

Комлевой - 30 рублей

Тележник - 25 рублей

Откидка реек - 25 рублей

Масленщик - 21 рубль

Рабочий при опилотаске - 25 рублей

Рабочий при лесотасках – 25 рублей

Подборщик на бассейне – 30 рублей

Дробильный станок.

Моторист – 28 рублей

На отгребке щепы – 25 рублей

Котельное и машинное отделение.

Машинист – 110 рублей

помощник машиниста – 60 рублей

Кочегар – 30 рублей

подшуровщик – 25

Масленщик у большой машины – 18 рублей

Подносщик дров в кочегарку – 25 рублей

Погрузка и отправка.

Приказчик – 55 рублей

Десятник при отгрузке – 40 рублей

Сортировка и выноска досок к погрузке – 25 рублей

Счетчик при погрузке – 30 рублей

Погрузка вагонов: тесом, дровами, шпалами, бревнами, стойками, рубленой рейкой от 20 до 30 рублей.

Электрическое отделение.

Электротехник – 60 рублей

Масленщик при паровой машине – 14 рублей

Масленщик при «динамо» машине – 15 рублей

Электрик по ремонту сети – 32 рубля

Масленщик на трансмиссии – 14 рублей

Шорник - 35 рублей

Кузнец - 40 рублей

Молотобоец - 28 рублей

Слесарь - 40 рублей

Токарь - 40 рублей

Пилоправ - 36 рублей

Подточик - 30 рублей

Плотник - 35 рублей

Два смотрака (мастера) по заводу по 55 рублей,

три сторожа по заводу по 20 рублей.

Жалованье заведующего заводом 360 рублей

Биржевого заведующего 96 рублей

Пом. биржевого 35 рублей

Табельщику 48 рублей

Пом. табельщика 19 рублей

Угольному мастеру 33 рубля

Счетоводу 125 рублей

Конторщика 45 рублей

Кассира 75 рублей

Сторожа при конторе 25 рублей

Сторож при телефоне 18 рублей

Мальчик при конторе 12 рублей

Фельдшера 60 рублей

Сиделки 12 рублей

Добавочное жалованье уряднику 35 рублей и стражнику 24 рубля.

Ритмичность работы завода зависила в основном от обеспечения его пиловочным сырьем. При нехватке сырья завод переходил на односменную работу, а рабочих, в основном неквалифицированных, увольняли. В апреле 1913 года на заводе вышел из строя вал главной трансмиссии, рабочие, занятые на подвозе сырья в лесопильный цех и отвозке пиломатериалов, были уволены.

 

9. Революционеры

 

Изнурительный 11- часовой рабочий день, неустойчивый заработок, плохие жилищно-бытовые условия вынуждали рабочих бороться за улучшение своего экономического положения. В 1913 году на заводе вспыхнула забастовка, продолжавшаяся в течение трех дней. Рабочие. Занятые выгрузкой сырья из воды, требовали увеличения заработной платы на полкопейки за каждое бревно. Но администрация завода отказалась удовлетворить требования бастующих рабочих, руководителей забастовки выслали за пределы округа, забастовку подавили.

Среди рабочих лесозавода с первых же годов его работы были люди, ранее принимавшие активное участие в революционном движении. Известны такие фамилии как Пичугин А.М., высланный из г. Красноярска за участие в стачке, Нелюбин, участвовавший в подпольных собраниях большевиков в г. Надеждинске. С приездом в Лобву профессиональных революционеров А.В.Ханкевича и Э.К.Белицкого, в 1916 году была создана первая в нашем районе подпольная большевистская ячейка РСДРП. К началу 1917 года на Лобвинском лесозаводе сложилось несколько партийных группировок. Самой влиятельной, многочисленной и состоящей полностью из рабочих лесозавода была большевисткая группа во главе с Ханкевичем А.В. Кадетскую группу возглавляли управляющий лесозавода Бехли и фельдшер Варакутова, в неё входили учителя трехклассной школы, торговцы, часть рабочих завода. Организатором и руководителем эсеровской группы был конторский служащий П.Накочкин, в неё входили работники заводской администрации, небольшая часть рабочих. Меньшевики составляли самую малочисленную группу, руководил ими отправитель пиломатериалов Назаров.

Известия о февральской революции и события в Петрограде дошли до Лобвы в ночь со 2 на 3 марта 1917 года (старого стиля). На 3 марта был назначен митинг рабочих лесозавода. В этот день с утра меньшевики и эсеры в цехах лесозавода раздали листовки с призывами о поддержке Временного правительства. Ровно в 12 часов после гудка завод остановился, начался митинг. Представители партии эсеров, кадетов, меньшевиков, выступая перед рабочими, призывали отслужить молебен и принять присягу верности Временному правительству. Тогда слово взял большевик А.В.Ханкевич. ветеран партии (член КПСС с1919 года) П.Д.Кузницина вспоминает: «Ханкевич рассказал о революции в Петрограде, о необходимости бороться за прекращение империалистической войны, требовали установления 8-ми часового рабочего дня. Рабочие единодушно поддержали Ханкевича. На этом же митинге была создана комиссия. Которая сняла погоны с урядника и стражников, разоружила их и лишила власти. Большевики, поддерживаемые массами, создали народную милицию. Сами рабочие также обучались военному делу, их обучал Вьюшин».

Таким образом, попытка меньшевиков и эсеров повести за собой рабочий коллектив лесозавода полностью провалилась. Митинг вылился в общезаводскую демонстрацию трудящижся с красными флагами и политическими лозунгами. Прибывший из с. Ляля-Титово священник так и не дождался прихода рабочих к Лобвинской часовне на молебен верности Временному правительству.

Вышедшая после февральской революции из подполья, Лобвинская партийная группа большевиков во главе с Ханкевичем повела решительную борьбу в массах по разьяснению целей и задач большевисткой партии в революции, по разоблачению лозунгов других партийных группировок, по сплочению своих рядов. 10 апреля 1917 года на одной из улиц поселка рабочие собрались на собрание, созванное группой большевиков. Они заслушали доклад на тему «Ближайшие задачи большевиков». После доклада желающие вступить в партию стали тут же подавать заявления, заполнять анкеты и сразу принимались в партию. Таких желающих оказалось 80 человек. На этом собрании был избран первый комитет Лобвинской организации РСДП(б), в который вошли А.В.Ханкевич (председатель), Е.Х.Рылов, А.И.Пылаев, З.К.Белицкий (технический секретарь). В течении апреля происходит бурный рост рядов партии, к концу месяца Лобвинская организация РСДПР(б) насчитывала до 300 членов. Накануне 1 мая 1917 года было созвано общее собрание членов партии на котором обсуждались лозунги Первомая. Большинством голосов было решено провести Первомай под лозунгами:»Долой войну!», «Долой Временное правительство!», «Да здравствуют Советы рабочих депутатов!». На данном собрании 50 человек вышли из партии.

В июльские дни, в период ожесточенных нападок Временного правительства, других контрреволюционных партий на партию большевиков еще 70 человек вышли из её членов. Таким образом в партии остались наиболее стойкие товарищи. С июля по октябрь 1917 года в рядах Лобвинской организации РСДРП(б) находилось свыше 150 человек, она была наиболее многочисленной и влиятельной не только на территории нынешнего Новолялинского района, но являлась по свидетельству Н.И.Уфимцева (активного участника революции), по всему Северному Уралу «опорным пунктом большевистского влияния».

 

10. Волостной Совет рабочих депутатов

 

В начале мая 1917 года в Лобве был организован волостной Совет рабочих депутатов, осуществляющий в основном право контроля. На лесозаводе был введен рабочий контроль. Первым представителем от рабочих в администрации был Константин Глушков. В мае же 1917 года в Николае-Павдинском округе было создано три профессиональных союза: союз инженерно-технических работников, союз служащих и союз рабочих. Каждый профсоюз посылал своего представителя в Совет рабочих депутатов.

Материальное положение рабочих на заготовке и сплаве леса, на самом лесозаводе продолжало ухудшаться в следствии роста дороговизны жизни. Заработная плата в апреле была увеличена на 50%, но эта мера не решала проблемы. Среди рабочих росло недовольство. В июле 1917 года газета «Уральская правда» сообщала: «На реке Лобва между рабочими по сплаву и администрацией произошел конфликт. Вдруг подорожали все припасы которые доставляются сюда администрацией: хлеб печеный с 9 копеек за фут поднялся до 14 копеек, мясо с 40 копеек до 45, лапти с 35коп за пару до 70 и т.д. словом все подорожало в среднем на 25%. Рабочие предъявили требование повысить соответственно и заработную плату».

В середине октября состоялся объединенный митинг трудящихся Николае-Павдинского округа. В резолюции, принятой на митинге говорилось: «Практика Временного правительства…. Наглядно показала неспособность развить выдвинутые революцией задачи. Такому правительству мы, рабочие не доверяем и считаем, что действительно революционными силами являются только рабочие, солдаты и крестьянская беднота, которым должна принадлежать власть в стране мы приветствуем поэтому предстоящий съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, который должен вырвать власть из рук контрреволюционного правительства… вся власть Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов!».

23 октября 1917 года в Лобву приехал представитель областного комитета РСДРП(б) Н.И.Уфимцев. на состоявшемся в 10 часов вечера партийном собрании он сообщил, что в ближайшие дни должно быть свернуто Временное правительство. Лобвинские большевики развернули широкую агитационную работу среди рабрчих лесозавода о целях и задачах предстоящей революции. Представители других партий так же блролись за свое влияние в массах. Кадеты и эсеры, получая помощь из Верхотурья шли на прямой обман и фальсификации. Так 27 октября утром в Лобве появились листовки, сообщающие о том, что Временное правительство существует, только некоторые его члены подали в отставку, большевки разбиты, Ленин бежал и т.д. В 10 часов утра 27 октября 1917 года Лобвинский партийный комитет получает по телефону из Екатеринбурга сообщение о том, что 25-26 октября в Петрограде совершилась Великая Октябрьская Социалистическая революция, власть перешла в руки Советов. Трудящиеся лесозавода встретили это известие с большой радостью. На отвозной площадке лесопильного цеха состоялся многолюдный митинг с основным лозунгом: «Вся власть Советам!».