История комбината
Глава 11-15

11. Рынок сбыта

 

До 1914 года, в Николае-Павдинском округе, основным поставщиком пиломатериалов был Лобвинский лесопильный завод. Часть его продукции поставлялась в Среднею Азию. Округ начал свои торговые отношения со Средней Азией, примерно, в 1907 году. Для ведения различных операций, продажа пиломатериалов, взыскание денег с покупателей, в Ташкенте находился доверенный агент Округа. Доверенный агент хорошо знал местный рынок, национальные и местные особенности покупателей. Для расширения торговли, доверенный Округа, изыскивал районы, в которых находились большие строительства или они планировались начаться в ближайшее время. Доверенным агентом, длительное время, был гражданин Лихачев, всецело преследовавший интересы своих доверителей. В 1917 году Лихачев умирает, доверенным агентом назначается Н.Иванов. Н.Иванов прибыл в Ташкент 28 октября 1917 года. В Ташкенте, в это время, установилась власть большевиков.

Торговля лесоматериалами в Средней Азии давала высокие проценты прибыли, что вызывало большой интерес у местных жителей. Округ имел дело с лесными торговцами (посредниками). Посредники перепродавали пиломатериал потребителям. Вся лесная торговля края находилась в руках армян. Армяне, в большинстве своем, люди, не обладавшие капиталами, свои дела организовывали, взяв деньги в кредит. Повсеместно, в местах продажи пиломатериалов, торговлей занимались одновременно несколько лиц. Округ имел значительное число мелких покупателей. Кредитоспособность покупателей была невысокая. Желая иметь больший рынок, округ вынужден был сотрудничать с большим количеством посредников. Для гарантии получения денег от посредников, Округ принимал меры, в виде изъятия закладных на недвижимое имущество покупателей, предъявления залоговых векселей и т.п. Тем не менее, эти меры не всегда достигали цели. Неоднократно, были случаи не выкупа вагонов с железной дороги, просрочки платежей. Приходилось, в судебном порядке, прибегать к взысканию денег.

Значительное число посредников привело к конкуренции между ними. Для снижения количества торговцев лесоматериалами, посредники, поощряемые доверенным Лихачевым, стали образовывать товарищества. Организовали восемь товариществ, но торговцы были недовольны распределением прибыли, и товарищества начали распадаться. В 1917 году осталось три товарищества: в Андижане, Фергане и Коканде. Лесные торговцы начали открывать склады на чужое имя, конкуренция возобновилась. В сезон, 1912-1913 годы, когда существовали товарищества, Округом было отправлено 1209 вагонов, 35-ти лицами. В сезон, 1913-1914 годы, когда большинство товариществ, прекратило своё существование, было отправлено 900 вагонов, 40-м лицами, то есть, значительно меньше количество вагонов, но большему количеству лиц.

В целях отказа работы с мелкими покупателями, округ пошел на встречу крупному лесоторговцу, армянину М.И.Цатурову. М.И.Цатуров имел свои склады в Ташкенте, но желал монополизировать всю лесную торговлю в Ташкенте, Голодной степи, Туркестанском крае и Ферганской области.

Н.Иванов настаивал на создании в местах торговли своих складов и передачи функции торговли торговым агентам. Своё предложение Иванов подкреплял тем, что мелкие покупатели, приезжая в Лобву, мешали работать грузоотправителям. Вносили поспешность в работе, нарушалась сортировка, были недогрузы и перегрузы. Лесопильные заводы Округа, в силу различных обстоятельств и большого спроса на продукцию, не успевали своевременно заготовить потребное количество лесных пиломатериалов. Богословская железная дорога не всегда подавала достаточное количество вагонов. Представители мелких покупателей способствовали дезорганизации работ на Лобвинском и Лялинском лесозаводах, развитию злоупотребления со стороны служащих по погрузке и отправки лесоматериалов.

Начавшаяся первая мировая война перекрыли рынки сбыта экспортных пиломатериалов в Англию. Война лишила возможности сотрудничества Округа с основным покупателем, Петроградским торговым портом. Округу невольно пришлось большую часть пиломатериалов отправлять на рынки сбыта в Среднею Азию.

До войны, лесные материалы отправлялись со станции Лобва в различные области Средней Азии по железной дороге, до 2332 вагона в год. В годы войны, Округу лесоматериалы частично пришлось отправлять в Среднею Азию смешанным путём, железнодорожным и водным. Это удорожало стоимость перевозки с 350 рублей до 1500 рублей с вагона, учитывая возросший железнодорожный тариф и водный фрахт (тариф). Благодаря своему качеству, спрос на пиломатериалы был большой. В Средней Азии, ещё в марте 1918 года, пиломатериал из Округа был вне конкуренции.

В Туркестанский край и Ферганскую область, лесоматериалы поступали с Московско-Казанской железной дороги, из лесов Симбирской и Пензенской губерний. С поступлением лесоматериалов из Н-Павдинского округа выявилось их значительное преимущество. Из Округа поступал более мягкий, менее смолистый, и, следовательно, более легкий пиломатериал. Пиломатериал был частично просушенный, с меньшим количеством сучков. Эти свойства заставляли отдавать ему предпочтение при столярных работах. Лес в Округе распиливался более мелкими пилами, был обрезной, в длину достигал 12-13 аршин. Пиломатериал Симбирской и Пензенской губерний был не более 9 аршин, и продавцы обязывали покупать определенное количество коротких досок разных сортов.

Первоначально, М.И.Цатуро работал нормально, согласно заключенному с Округом договору. Он брал с вагона умеренную комиссионную плату и перепродавал лесоматериалы остальным торговцам. Скоро, чисто обманным путем, он доводит предоплату с 25 до 1500 рублей с каждого вагона. Цатуров фактуры Округа заменял подложными, где значились иные сорта леса. Второй сорт переправлялся на первый, занижался размер поставок лесоматериалов. Договор с Цатуровым был аннулирован, но, Цатуро, через районный комитет, продолжал получать лесные материалы из Округа, оставаясь монополистом.

 

12. Деловой совет

 

В начале декабря 1917 года, рабочими и служащими Округа было постановлено: «В виду роста дороговизны, предъявить к администрации Округа требование об увеличении заработной платы на 110%». Администрация округа отказала в удовлетворении этого требования. Для переговоров с Правлением Акционерного Общества, по вопросам зарплаты, снабжения и прочего, были командированы в Петроград делегаты: И.Ф.Сиов, М.С.Морозов (оба из Ляли) и И.А.Ханкевич из Лобвы.

Положение в Округе ухудшалось, не было денег, хлеба, фуража. Особенно было тяжело в лесничествах. Отсутствия фуража частично приостановило работы. Рабочим, в январе 1918 года, выдали последние запасы муки, по 10 фунтов на взрослых и по 6 фунтов на ребенка. Рабочие, не удовлетворенные продовольственным снабжением, покидали лесозаготовки. Финансирование Округа прекратилось. Правление Акционерного Общества телеграфировало в Лялю: «Считаем возможным увеличение заработной платы трудящихся в размере 50%». Стало ясно, что рассчитывать на благоприятный исход переговоров делегации в Петрограде не приходится. Необходимые средства необходимо просить у «Областного Уральского совета Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов».

«Областной совет» предложил, для получения необходимой ссуды, создать финансовый рабочий контроль. Для дальнейшего финансирования Округа создать «Деловой Совет». «Деловой Совет» должен стать полномочным органом управления Округом, для этого необходимо Округ национализировать.

Состояние Лобвинского лесозавода на 1 февраля 1918 года, на момент национализации Округа.

Наименование материала на нижних складах (шт.) в лесу (шт.) всего (шт.)

Товарного 14415 52000 66415

Подтоварного 3725 - 3725

Шпального 5940 50000 55940

Дровяного 705 160000 160705

Кроме того, на складах, были различные пиломатериалы, преимущественно низких сортов, и шпалы. На лесозаводе и в лесничестве, осталось 2000 тысяч коробов древесного угля.

На общем собрании рабочих и служащих, 27 января 1918 года, не дожидаясь возвращения из Петрограда делегации, было вынесено постановление: «Объявить национализацию Округа». На следующий день, 28 января, на собрании делегатов, был избран «Деловой Совет» (председатель В.Я.Александров). В этот день, в высшем Совете Народного хозяйства (ВСХН), в Петрограде, вопрос о национализации Округа подняли делегаты.

21 февраля 1918 года, вышло постановление ВСНХ (опубликованное в газете «Рабочего и Крестьянского правительства», от 27 февраля за №34): «Николае-Павдинский Горный Округ, со всеми, принадлежавшими ему предприятиями, объявить государственной собственностью. Организовать управление Округом из представителей совета рабочих, депутатов округа и технического персонала. Председателя «Екатеринбургского Областного совета Рабочих и Солдатских депутатов», А.А.Чернышова, назначить комиссаром управления. Выдать управлению, из Государственного банка, ссуду, три милиона рублей. Отделу производства «Уральского Областного совета Рабочих депутатов» обеспечить контроль по расходованию ссуды». – Зав. президиум ВСНХ: Смирнов, Ломов, Ларин».

А.А.Чернышов, работал в контрольно-хозяйственной комиссии при «ВСНХ». Комиссар Округа, взаимодействуя с «Деловым Советом», занимался финансированием Округа. Деньги, полученные из Государственного банка, были затрачены на покупку в Сибири хлеба и для частичного покрытия долга Округа. Появилась возможность рассчитать рабочих китайцев и отправить их на Родину. Деловому Совету удалось, к апрелю месяцу, обеспечить хлебом Округ. Возобновились работы на лесных заготовках. Был успех, но он был временным. В целом, после национализации Округа, предприятия лишились финансов, продовольственных запасов, рынка сбыта. Актив векселей остался без движения. «Деловой Совет», до прихода колчаковцев, организовать нормальную работу Округа не мог.

При эвакуации Советской власти, в связи с вторжением белой армии, «Деловой совет» оставил заводы в рабочем состоянии, со складами материалов и прочим имуществом.

Ресурсы, оставшиеся от Делового Совета составляли:

Деньги, 824000 рублей (оставленных для выдачи авансов, за две недели вперед, рабочим и служащим).

Сырьевой лес, на 1 ноября 1919 года, 640000 штук бревен (товарных, шпальных, дровяных и балансовых).

Готовые фабрикаты пиленых материалов. Шпалы, дрова, угль, бумага разная.

Для управления Округом, военными властями Колчака, был назначен Управляющим, особо уполномоченным от Сибирского Правительства, бывший управляющий Лобвинским лесозаводом, инженер Ф.Г.Бехли. В период правления Сибирского Правительства, от Екатеринбургского отделения Государственного банка, за период февраль 1918 по апрель 1919 годы, Округом было получено ссуды 1700000 рублей. Ссуду Округ не погасил. Сумма долга «Народной армии» («колчаковской»), в период с ноября 1918 по июнь 1919 операционный год, составляла 1403684 рубля. Деньги Округа были потрачены на снабжение армии Колчака. Расстройство производства Гражданской войной, невыполнение экспортных заказов принесли Округу большие убытки.

 

13. Послевоенные годы

 

13.а Лесозаготовки

Пять лет войны и в первые послевоенные годы леса на Урале подвергались бессистемной рубке. На топливо, которого катастрофически не хватало, использовались насаждения ближайших лесов; в дрова шло громадное количество деловой древесины. Нехватка рабочих рук, средств, отсутствие транспорта, а главное, бесконтрольность, привели к тому, что отдельные районы области были почти полностью лишены леса.

Начало советского периода развития лесозаготовительной отрасли совпало с годами тяжелейшего топливного кризиса, охватившего всю страну. Снижение добычи угля и нефти вызвало необходимость резкого увеличения дровозаготовок. В борьбе с топливным кризисом, 7-ой Всесоюзный съезд Советов, (1919 год), обязал местные советы: - привлечь к заготовке и вывозке дров все трудоспособное население;- проводить трудовую повинность в городах и в деревнях, как для вырубки, так и для вывозки дров. Центральным и местным органам установить соответствующие нормы выработки на каждого рубщика и возчика. Основная тяжесть этого непомерного труда ложилась на крестьянина – лесоруба и его лошадь. Рабочих не хватало. Добровольно работать в лесу никто не хотел; агитацию о важности обеспечения заводов топливом крестьяне воспринимали плохо. Обязательная трудовая повинность сопровождалась массовым дезертирством.

На Урале лесозаготовки оказались в состоянии полного расстройства и упадка. Трудности усиливала неразбериха в подчиненности и ответственности. Лесом ведал один главк, снабжением – другой, рабочая сила была в третьих руках, продовольствие – в четвертых, и т.д. Наиболее мощным производственным предприятием на Урале стал Камско-Уральский лесобумажный трест «Камуралбумтрест», образованный 4 июля 1922 года на базе Николае – Павдинского объединения «Бумлестрест». В его состав первоначально входили все лесные предприятия, расположенные на территории четырех уездов Пермской губернии, двух уездов Екатеринбургской двух Тюменской губернии. К нему перешли 17 лесопильных заводов с 48 рамами и шесть писчебумажных фабрик.

Громоздкость структуры производства (лесозаготовки, производство бумаги, лесопиление, лесохимия), разбросанность по территории области и отсутствие надлежащих условий передвижения и связи мешали налаживанию управления производством. Показатели работы были неудовлетворительными, предприятия работали в убыток.

В архиве сохранилось письмо секретаря Новолялинского райкома партии Давыдова, которое он адресовал бюро Уралобкома РКП (б) в августе 1924 года:

«Самый паршивенький на Урале трест «Камуралбумтрест», в ведении которого находится промышленное производство нашего района, как-то бумажное производство на Новой Ляле, Лялиннский и Лобвинский лесопильные заводы. Фабричное население чисто пролетарское и не имеет своего хозяйства, вот уже 5-6 месяцев не получает расчета деньгами ни одной копейки. Политическое состояние рабочих далеко неудовлетворительное. Отношение спецов к рабочим самое грубое. Между союзными органами сплошные споры, конфликты и антагонизм. Сплелись интересы трех союзов: бумажников, деревообработчиков и химиков. Все спорят, чье право выгоднее. В Ляле широко привилось пьянство. В заводскую и профсоюзную администрацию у рабочих нет никакой веры».

Однако следует отметить, что Камско-Уральский лесобумажный трест, организованный в трудные годы восстановительного периода, сыграл видную роль в создании управления отраслью, в образовании предприятий и формировании руководящих кадров на местах. Трест просуществовал 8 лет и в середине 1930 года был ликвидирован.

В 20-е годы структура областных лесозаготовок складывалась, в основном, с учетом потребностей уральского региона. Но удовлетворять спрос на древесину набирающей мощность промышленности Урала было не так просто. Существовало несколько основных причин неудовлетворительной работы отрасли; Многочисленность мелких лесозаготовительных предприятий разных ведомств, необеспеченность лесозаготовок рабочей силой, на лесосеке, основными орудиями труда оставались топор и двуручная пила, крестьянин – лесоруб, в распоряжении которого была лошадь.

Несмотря на трудности в народном хозяйстве страны, последствия войны и интервенции были не только ликвидированы, но по отдельным показателям превышен дооктябрьский уровень. Страна вступила на путь индустриализации и создания новых отраслей промышленности, это увеличило потребление древесины. С большим напряжением лесозаготовители, вплоть до 1926 года, обеспечивали внутренние потребности в древесине, хотя уровень довоенного, 1913 года достигнуть не удалось (в 1913 году Россия заготавливала 67 млн. м3, а в 1928-м – 61,7 млн. м3). Но техническая отсталость отрасли сдерживала производство, и лесозаготовительная отрасль стала заметно отставать от других отраслей.

Систематическое невыполнение установленных плановых показателей превратилось в предмет общегосударственной заботы. Переломным моментом в деле механизации отрасли стало решение ВСНХ от 17 ноября 1926 года о рационализации транспортных средств и научной разработке методов эксплуатации лесных массивов. Вслед за этим Совет труда и обороны СССР утвердил первый план механизации и рационализации лесозаготовок на 1926/27 и 1927/28 годы. На эти цели было отпущено свыше 9 млн. руб.

Практические шаги в улучшении работы лесотранспорта начались с наиболее простых и дешевых способов рационализации гужевой вывозки – применения ледяных колейных и бесколейных поливных лесовозных дорог. Первая в стране лесовозная ледяная дорога была построена в зимний сезон 1926/27 годов в Тверской области, затем этот опыт был использован на Урале. Впервые на Урале, для вывозки леса, были применены тракторы «Коммунар». Важным средством технического прогресса явилось введение промышленных стандартов. До сих пор в России единых стандартов на лесопродукцию не было. Действовавшие технические параметры носили скорее характер обычаев, принятых в тех или иных районах производства или потребления, и имели значительные расхождения. К концу 1928 года были стандартизированы круглый лес и пиломатериалы.

Только к середине 30-х годов, с образованием отраслевого наркомата, лесная промышленность области постепенно становилась на путь механизации, комплектовалась постоянными кадрами рабочих и специалистов.

Важным этапом в истории развития лесной отрасли стали годы работы в системе совнархоза. Это был период слияния ранее разделенных по министерствам и ведомствам лесных предприятий в единое управление лесной промышленности Свердловской области. Свердлеспром, как структурное лесопромышленное подразделение, объединяет предприятия лесозаготовительной, лесопильно-деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной и лесохимической промышленности области. В Свердлеспроме зародились и получили союзное признание крупные инженерные решения: -хлыстовая вывозка леса по узкоколейным железным и автомобильным лесовозным дорогам; технология лесосечных работ по методу узких лент с сохранением подроста; создание межсезонных запасов хлыстов на верхних и нижних складах; технология перевозки хлыстов по путям МПС во двор потребителя; фрезерно-брусующее лесопиление, технология изготовления реечных щитов пола (блочный паркет) из низкосортной лиственной древесины; разработка и внедрение новых лесосушильных камер с аэродинамическим нагревом воздуха и комплекса грузоподъемных механизмов и приспособлений для нижнескладских работ. Свердлеспром выдал путевку в жизнь полуавтоматическим линиям по раскряжевке хлыстов.

13.б. Восстановление и развитие завода

Гражданская война и интервенция вызвали небывалые экономические трудности в стране. После изгнания белогвардейцев с территории района перед лобвинцами стала задача восстановить и пустить лесопильный завод, обеспечить его сырьем и необходимыми матерьялами. За время пребывания колчаковцев значительно пострадало хозяйство силовой станции и при отступлении белые угнали заводской паровоз. С 18 февраля по 25 марта 1920 года на лесозаводе работало 218 человек, распилено 5164 бревна, отправлено 133 вагона угля, досок 165 вагонов, шпал 137 вагонов.

19 марта 1920 года был объявлен ударный месячник и было решено с 21 марта по 21 апреля 1920 года работать по 10 часов в сутки и 8 часов в праздничные дни без оплаты за сверхурочные, так как лесопильный завод не работал почти два года из-за недостатка смазочных материалов.

По постановлению Екатеринбургского губернского исполнительного комитета от 31 июля 1920 года Лобвинский лесозавод был отнесен к предприятиям, имеющим особо важное государственное задание.

С 1921 года завод перешел к плановому производству и должен был распилить 84000бревен, получив при этом 66560 м3 пиломатериалов. Кроме того, из отходов должны были получить 910 вагонов дров и распилить на шпалы 22620 м3. для выполнения этого плана не хватало квалифицированных рабочих, техников, управленческого персонала. Лесозаготовителей было только 1/5 часть необходимого количества. Возчики леса, присланные из Камышловского уезда на лесозаготовки уезжали домой из-за нехватки фуража. Железная дорога была полуразрушена, нехватало паровозов, вагонов. Продовольственный комитет вынужден был перевозить продовольствие и фураж от Кушвы до Лобвы обозом, отрывая тем самым рабочих лошадей от основного дела.

Рабочие, занятые на работах относящихся к 1-й категории (основные работы) получали 30 фунтов муки в месяц, второй категории 20 фунтов. Недостаток обуви, полушубков, варежек, валенок не давало использовать должным образом даже ту рабочую силу, что имелась. Особенно плохо было со смазочным материалами. Из-за отсутствия электроламп на рабочих местах часто работы велись только в дневное время.

Для подвоза сырья со склада, находившегося в 2,5 км. от завода, была выстроена канатно-ледянная дорога, по которой бревна доставлялись лебедками. Для работы в лесу и на заводе были привлечены трудоармейцы (военные рабочие). В эти годы пиломатериалы и другую продукцию завода отправляли главным образом для вагоноремонтных мастерских Невьянского и Высокогорского заводов, для Челябинских и Кизелских каменно-угольных копей, а также для Пермской железной дороги и других предприятий Урала, Сибири и Туркестана. Трудностей было много, но работа завода постепенно налаживалась. 12 декабря 1920 года рабочие завода устроили большой воскресник, а заработанные средства передали для нужд Красной Армии, а новый 1921 год отпраздновали воскресником по девизу того времени: «Проведем всенародное испытание производственной программы на 1921 год».

В январе 1922 года профессиональный союз деревообработчиков, к которому относился Лобвинский лесозавод, разработал и внедрил местные положения о порядке уплаты за время болезни рабочего, о возмещении ущерба запавших лошадей на лесозаготовках и других работах и т.д. Был сделан переход от коллективной оплаты на сдельную оплату труда. Эти мероприятия содействовали поднятию производительности труда.

С июля 1922 года Лобвинский лесозавод входит в состав хозрасчетного Камско-Уральского лесобумажного треста. В 1924 году Камуралбумлес имея ограниченную финансовую возможность вести заготовку сырья, достаточном только для одного из заводов (Лялинского или Лобвинского), предпочел остановиться на работе Лялинского завода, считая более выгодным его работу в комбинированном хозяйстве. Лобвинский завод был остановлен на консервацию. В этот период большая часть рабочих с Лобвинского завода вынуждена была ездить на работу в Лялю, для чего подавался специальный поезд. В этом же году на заводе построено сушило из трёх камер, а в 1925 году построена новая плотина.

В конце 1924 года, ввиду аварии с турбогенератором на Лялинской фабрике срочно приступили к ускоренному ремонту стоявшего на консервации Лобвинского завода. Заготовку леса и вывозку сырья гужем перевели для обеспечения Лобвинского завода. С первых чисел февраля 1925 года Лобвинский лесозавод был пущен в работу. Работы велись только на 4-5 лесопильных рамах, остальные рамы и большая час оборудования находились в ремонте.

На заводе началась полная реорганизация пилоставного хозяйства и механизации внутрикорпусного транспорта. Приступили к монтажу подвесных дорожек роликов, пассового транспортера к дробилке и ряд других конструктивных решений. Метод проковки пил, введенный впервые на Лобвинском заводе, оправдал себя и вводился на других лесозаводах страны. На отвозке пиломатериалов от лесопильного корпуса стали применять лошадей, что освободило рабочих-отвозчиков от изнурительного труда.

С 1925 года Лобвинский лесозавод начинает работать стабильно, ежегодно увеличивая объем выпуска пиломатериалов. За 1925-26 операционный год (с 1 октября 1925 года по 1 октября 1926 года) выработано пиломатериалов 134853 м3, за 1928-29 операционный год уже 149072 м3, в том числе экспортных 20327 м3, обрезных 109689 м3. производительность на раму смену в 1929 году составила 43,5 м3 пиломатериалов. Кроме пиломатериалов лесозавод выпускал и поставлял на внутренний рынок махорочные и консервные планки, железнодорожные шпалы, горбыль, вырезку, штукатурную дрань и т.д. численность работающих на лесозаводе по данным годового отчета за 1928 год составила:

Количество рабочих на постоянных работах 713 человек.

Количество рабочих на сезонных работах 142 чел.

Количество рабочих на капитальном строительстве 58 чел.

Количество служащих 69 чел.

Всего по заводу 982 чел.

В состав завода входили цеха: лесопильный цех, биржа пиломатериалов, биржа сырья, механический цех, электростанция, столярная мастерская, телефона станция, пожарное депо, железнодорожные тупики, кирпичный завод, плотина, остатки бывшего завода «Барри и Железняк», конный двор, контора завода, милиция. Лобвинский лесопильный завод с его семью рамами относился к числу крупных предприятий в лесопилении. До 1920 года лишь 8% лесопильных заводов имело три лесорамы и более, а остальные составляли одно-двух рамные заводы.

Начиная с 1927 года, Лобвинский лесозавод наращивает производственные мощности, улучшает жилищно-бытовые условия трудящихся. В 1927 году в поселке построена новая двухэтажная больница, клуб на 300 мест, 16-ти квартирный двухэтажный дом (на Первомайской улице). Коммунальная жилая площадь составляла 2918 кв.м.

В 1928 году достраивается сушило до 7 камер с искусственной циркуляцией воздуха, заканчивается монтаж третьего парового котла, пущена в эксплуатацию вертикальная паровая машина «Борзик» мощностью 750 ( л.с). Укрепляются кадры, для чего из других предприятий приглашаются специалисты: токари, электрики, рамщики.

Совершенствуются формы организации и системы оплаты труда, развивается движение ударников. Бригадир Кондратьев из Лобвы был участником всесоюзного съезда ударных бригад. На лесозаводе в Лобве с 1927 года по 1931 год было проведено 7 слетов ударников.

Вопрос обеспечением сырьем лесопильных заводов района и в то время стоял очень остро. На третьей районной партийной конференции 30 мая 1925 года одним из основных был вопрос об увеличении лесозаготовок. В этом году для лучшего обеспечения сырьем Новолялинского бумкомбината и Лобвинского лесозавода был организован Николае-Павдинский леспромхоз, упраление которого находилось в Старой Ляле. Сырьевая база леспромхоза была расположена на территории Кытлымского, Новолялинского, части Надеждинского и Нижнетуринского административных районов общей площадью 648665 гектаров.

 

14. Пожар 1929 года. Строительство нового завода

 

Лобва, 1929 год, ноябрь. На видных местах были развешаны объявления: «сегодня 6 ноября в рабочем клубе имени рабочего Ханкевича в связи с 12 годовщиной Великой Октябрьской Социалистической революции состоится торжественное собрание поселка Лобвы. Явка аккуратна. Член ФЗК Игнатов». Первое слово для доклада предоставляется директору завода Фаткину. Директор рассказал о достигнутых успехах рабочих лесозавода, призывал рабочих взять повышенные обязательства, повысить производительность труда. Выступающих было много: Рылов Е.Х., Жуков, Нелюбин, Игнатова, НовиковЗ.С. По окончанию собрания оркестр заиграл «Интернационал», все встали и запели. В это время на сцене появился секретарь партколлектива. Остановив оркестр, секретарь крикнул: « Товарищи, около завода пожар. Прошу спокойно выходить. Все тушить». На самом деле горел завод, горели шлюзы и только что отстроенное сушило. В борьбе с пожаром на каждом шагу встречались препятствия. Паровая пожарная машина оказалась разобранной. Были вызваны пожарные части из Надеждинска, Ляли, Верхотуоья, Кушвы. В это же время загорелся мост между Лобвой и Надеждинском. К шести часам утра Лобвинский лесопильный завод и 700 вагонов готовой продукции сгорели до тла. На другой день состоялось экстренное собрание, на котором было решено обратиться в правительство с просьбой восстановить завод. (В последствии, после восстановления завода, была произведена проверка бдительности рабочих. Специально созданная комиссия провела рейд в ночное время по территории завода. Вывод: «История ничему не учит»).

26 ноября 1929 года Президиум ВСНХ РСФСР признал «… необходимым на территории сгоревшего завода построить завод на восемь рам, общей стоимостью 2 миллиона 436 тысяч рублей, мощностью 208 000 м3 пиломатериалов в год. Строительство закончить к 1 мая 1930 года».

К первым числам декабря 1929 года было организовано 20 бригад строителей возглавляемых старыми кадровыми рабочими завода: Ходыревым, Кондаковым, Конышевым и другими. Для обеспечения строительства пиломатериалами, за 15 дней установили одну лесопильную раму и строгальный станок. Строительство возглавлял Потапов. Несмотря на неимоверные трудности в условиях суровой зимы, закончили строительство двух корпусов и силовой станции к 24 апреля 1930 года. Монтаж оборудования лесорам возглавлял Стариков А.И., паровой машины Захаров И.Е., локомобиля «Вольф» Толстиков П.. за досрочный монтаж оборудования лесоцеха Стариков А.И. был награжден Почетной грамотой. Было развернуто движение за право называться: «Лучший ударник стройки», «Лучшая ударная бригада». При стройке выпускалась стенгазета; «Ударник стройки». По почину токаря А.Д.Лобанова часть рабочих механического цеха даже в выходные дни трудились, чтобы стройку обеспечить необходимыми матерьялами. В сентябре 1930 года был введен в эксплуатацию первый лесокорпус из 4-х рам, а к 4 ноября 1931 года начали работать оба лесопильных корпуса на полную мощность. Бригадирами на потоках лесопильного цеха в те годы были: Тюдяев, Дук Р.Т., Мингалеев Д, Бавыкин Г., Мукачев, Баннов, Лобанов, Учанго (кореец).

Вновь выстроенный завод был оборудован по последнему слову техники того времени. Отвозка и укладка пиломатериалов была механизирована: на отвозке работало три автолесовоза, на укладке самоходный штабелер. Отходы лесопиления утилизировались. Вырабатывалась тарная дощечка, строительная дранка и т.д. Пиломатериал шел не только в народное хозяйство страны, но и на экспорт.

 

15. Реорганизация лесной промышленности

 

«Основной закон о лесах», первый коснувшийся лесного хозяйства законодательный акт Советской власти, был принят Всероссийским центральным исполнительным комитетом 27 мая 1918 года. Этот закон устанавливал порядок управления лесами, отпуска леса учреждениям, организациям и частным лицам, основные принципы ведения лесного хозяйства и многое другое.

Месяцем позже, при высшем Совете народного хозяйства (ВСНХ), был учрежден Главный комитет лесной политики и деревообрабатывающей промышленности «Главлес». В декабре того же года «Главлес» ликвидируется и создается Главный лесной комитет – «Главлеском» – для руководства, регулирования и управления всей лесной промышленностью. На местах были организованы губернские лесные комитеты (Гублескомы). Этот акт положил начало организации и становлению государственной лесной промышленности в Советской республике.

В августе 1923 года вступил в действие «Лесной кодекс РСФСР». Лесное хозяйство оказалось в ведении органов Народного комиссариата Центрального земледелия (НКЗ). На созданное при наркомате Центральное управление лесами возлагалось руководство, охрана, эксплуатация и отпуск леса промышленности и другим ведомствам по договорам.

В последующем, когда ВСНХ СССР был преобразован в Наркомат тяжелой промышленности, для руководства лесной промышленностью постановлением ЦИК и СНК 5 января 1932 года создается общесоюзный Народный комиссариат лесной промышленности. Ему был передан «Главлеском» со всеми органами в центре и на местах. Первым наркомом лесной промышленности был назначен Семен Семенович Лобов (1888-1937).

Пользуясь особой заинтересованностью центральных органов в металлургии, заводы с осени 1921 года начали вести собственные лесозаготовки, обеспечивая лесорубов продовольствием, а лошадей – фуражом. В октябре 1922 года Совет труда и обороны республики (СТО) принял постановление о необходимости передачи и приписки лесов к горным заводам. По договору, заключенному в марте 1923 года между ВСНХ и НКЗемом, металлургическим трестам Урала была передана лесная площадь в 5 млн. десятин (в три раза больше площади дореволюционных казенных заводов). Таким образом, Уральская горная промышленность (Уралпромбюро) получило в свое распоряжение громадные запасы леса для полного удовлетворения потребностей заводов. Металлургическая промышленность по-прежнему оставалась самым крупным лесозаготовителем в области.

Только к середине 30-х годов, с образованием отраслевого наркомата, лесная промышленность области постепенно становилась на путь механизации, комплектовалась постоянными кадрами рабочих и специалистов.

Важным этапом в истории развития лесной отрасли стали годы работы в системе совнархоза. Это был период слияния ранее разделенных по министерствам и ведомствам лесных предприятий в единое управление лесной промышленности Свердловской области. Свердлеспром, как структурное лесопромышленное подразделение, объединяет предприятия лесозаготовительной, лесопильно-деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной и лесохимической промышленности области. В Свердлеспроме зародились и получили союзное признание крупные инженерные решения: -Хлыстовая вывозка леса по узкоколейным железным и автомобильным лесовозным дорогам; технология лесосечных работ по методу узких лент с сохранением подроста; создание межсезонных запасов хлыстов на верхних и нижних складах; технология перевозки хлыстов по путям МПС во двор потребителя; фрезерно-брусующее лесопиление, технология изготовления реечных щитов пола (блочный паркет) из низкосортной лиственной древесины; разработка и внедрение новых лесосушильных камер с аэродинамическим нагревом воздуха и комплекса грузоподъемных механизмов и приспособлений для нижнескладских работ. Свердлеспром выдал путевку в жизнь полуавтоматическим линиям по раскряжевке хлыстов.